Секрет успеха: к пятилетию проекта Ubuntu

Что привело этот дистрибутив к вершинам популярности?

[Юрий Коптяков (naviero at rambler dot ru)]

Этот дистрибутив с загадочным африканским названием ворвался в жизнь пользователей Linux стремительно и ярко, как осветительная ракета, и в рекордно короткие сроки занял в умах многих из них господствующее поло­жение. Слова «Linux» и «Ubuntu» стали практически неразрывны. Почти как в прежние времена «Партия» и «Ленин». В соответствии с обычаям, он весьма быстро породил множество разнообразных клонов, но ни один из них не смог даже приблизиться к оригиналу по распространённости и влиянию на умы. И такое положение удивительным образом устойчиво сохраняется уже несколько лет. В чем же тайна этого успеха?

Первоначально в планы Марка Шаттлворта, отца–основателя Ubuntu, создание совершенно нового дистрибутива вообще не входило. Он полагал, что разработчики Debian, существовавшего к тому времени уже лет десять, воспримут его идеи и согласятся поменять некоторые свои привычки, так что можно будет провести реформу «изнутри». Весьма быстро Марк понял, что ошибся. Привычки поменять не получилось, и вообще большинство разработчиков Debian считало, что серьёзные перемены ему только повредят. Тогда Марк задумал новый проект. В апреле 2004 он собрал в своей лондонской квартире дюжину знакомых разработчиков Debian, и предложил им создать новый дистрибутив. Так и возник Ubuntu.

Марк Шаттлворт не был выдающимся программистом. Его главный талант был из другой области, он хорошо знал, как вести успешный бизнес в современных условиях. И все равно, идея, на первый взгляд, казалась безумной авантюрой. Он, ни много ни мало, предлагал не размениваться на мелочи, а сразу взяться за создание программной среды, способной подорвать гегемонию Microsoft на компьютерах конечных пользователей, которую он и считал «багом номер один» современного мироустройства. Как могла команда из дюжины человек противостоять технологической, маркетинговой и финансовой мощи Microsoft?

Но оказалось, что Ubuntu стал спичкой в пороховом погребе. Разработчики практически сразу добились впечатляющего успеха, который, похоже, ошеломил даже их самих. Что же это были за новаторские идеи?

В первую очередь, дистрибутив мастерски сочетает два принципа разработки. С одной стороны, небольшой организованный коллектив профессионалов, работающих полновесный трудовой день за полновесный доллар, обеспечивает регулярность выхода релизов и хорошую «подгонку» приложений, включаемых туда по умолчанию.

C другой, огромная масса волонтеров-любителей, которые содержат «сторонние» репозитории, тестируют альфа– и бета–версии, пишут советы на многочисленных сайтах, форумах и в блогах, выпускают журналы и книги. Их работа компанией Canonical не оплачивается, но организована с завидной тщательностью и умением, так что без работы не останется ни один желающий. В отличие от абсолютного большинства дистрибутивов, провести четкую границу между «просто пользователем» и разработчиком Ubuntu крайне трудно! Из этой среды вырастают и новые разработчики-профессионалы. Существует даже своеобразный кодекс, регулирующий взаимоотношения внутри сообщества. Марк, опытный бизнесмен, хорошо понимает, что именно большое, устойчивое, хорошо организованное и постоянно растущее сообщество пользователей является залогом успеха любого постиндустриального бизнеса.

Результат налицо — продолжающийся рост популярности, улучшение качества самого дистрибутива и его поддержки, постепенный рост доходов фирмы Canonical, который, правда, пока не впечатляет на фоне Red Hat или Novell.

Очень важным пунктом плана была изначальная ориентация на децентрализованную разработку и использование по всему миру. Убунту стал одним из первых диструбутивов-космополитов, не имеющих ярко выраженной привязки к месту рождения, он «живет» только в Интернете. Он отлично поддерживает десятки языков, причём носители, на которых распостраняется дистрибутив, будь то компакт-диски или DVD, совершенно одинаковы что в Гренландии, что в Аргентине, что на Мадагаскаре, что во глубине сибирских руд. Любой человек, которому хоть раз приходилось прикручивать русский интерфейс к арабской, скажем, версии Windows, оценит такое преимущество

Чисто технически, Ubuntu не представлял, да и сейчас, пожалуй, не представляет ничего удивительного. Основные инструменты, которые используют его разработчики для обеспечения известного принципа «просто работает», созданы до Ubuntu, вне Ubuntu и уж точно не специально для Ubuntu. Вопрос был в правильном подборе (одна задача — одно приложение, причём, «правильное» приложение) и хорошей предварительной притирке, тестировании и поддержке. В результате теперь пользователь Ubuntu может особо не задумываться, скажем, о конфликтах драйверов и библиотек, по крайней мере до тех пор, пока использует программы из официальных репозитариев. Однако, работа самих разработчиков Ubuntu, как и всех прочих дистрибутивов, сильно осложняется анархией, царящей среди разработчиков прикладных программ: попробуйте поддерживать порядок в репозитарии, когда разработчики самих программ часто и нередко непредсказуемо меняют их функциональность, зависимости, переделывают интерфейсы и срывают ранее объявленные сроки релизов. Сами релизы программ, имеющих общие зависимости, никак не синхронизируются, что вынуждает включать эти релизы в дистрибутив с задержкой, либо, в особо тяжелых случаях, прибегать к грубым извращениям типа наличия в системе одновременно двух-трёх версий одной и той же библиотеки.

[ опубликовано 27/04/2009 ]

Юрий Коптяков (naviero at rambler dot ru) - Секрет успеха: к пятилетию проекта Ubuntu   Версия для печати