Кто заплатит за свободу?

При беглом взгляде на мир Open Source неизменно возникает вопрос: "А откуда деньги?" Попробуем разобраться.

[Алексей Федорчук (alv@posix.ru)]

Free is like freedom,
not free beer
Ричард Столлмен

Мысль написать заметку об источниках финансирования Open Source пришла мне в голову во время встречи с Марком Шаттлвортом (полный отчет об этой встрече готовится к печати в журнале Linuxformat, русская редакция) и укрепилась в ходе обсуждения на POSIX.ru темы о создании общественной организации в поддержку свободного программного обеспечения. Правда, и раньше я неоднократно писал о том, кто и как может финансировать проекты Open Source. Не раз затрагивал эту тему в своих онлайновых публикациях и мой коллега Владимир Попов (список ссылок можно найти здесь). Однако времена меняются - и мы меняемся с ними. Так что нынче кое-какие аспекты этой темы видятся мне по другому. Хотя постоянство проявляется в одном: положение с финансированием открытых проектов как было из рук вон плохим - так и осталось плохим из рук вон. По крайней мере, в нашей стране.

Я не хочу сказать, что во всех прочих странах открытые проекты дрейфуют по молочным рекам среди кисельных берегов. Наверняка всякого рода сложности имеются и в Бразилии, прославленной своей широкой поддержкой открытых решений на государственном уровне, и в США с его мощной инфрастуктурой Free Software Foundation, и во всех других странах - ведь не существует на свете, наверное, явления более международного, чем Open Source, где воистину "нет ни иудея, ни еллина". Однако о проблемах других стран пусть пишут авторы, знающие ситуацию не понаслышке. Я же буду говорить в основном о своей стране (конечно же, с оглядкой на мировой опыт) - разве что затрагивая и соплеменную Украину, где ситуация с Open Source сходна (и хорошо представляема мною вследствие контактов внутри нашего Community).

Как известно, все мы люди, все мы человеки. В том числе и разработчики открытого и свободного софта. Им тоже не чуждо ничто человеческое - в том числе и стремление удовлетворять свои материальные потребности. А делать это легальным способом, как показал крах коммунистической идеологии, можно только за деньги. Так откуда же можно брать деньги на поддержку проектов Open Source?

За всю свою историю человечество придумало лишь два источника финансирования какой-либо сферы деятельности (если исключить прямую экспроприацию, конечно): коммерцию, то есть куплю/продажу с извлечением прибыли, и прямое дотирование обществом. И разработка открытого софта тут не исключение. Остается лишь решить, какая из форм будет более способствовать интересам как сообщества Open Source, так и общества в целом.

Начнем с коммерческой стороны дела. Извлечение прибыли из открытых проектов - вещь весьма проблематичная. Действительно, их разработчики по определению лишены возможности получать лицензионные отчисления с каждой проданной копии своей программы - главного источника доходов компаний, разрабатывающих проприетарный софт. Нет у них возможности обогащаться и за счет патентов - даже в тех слаборазвитых странах, где патенты на программное обеспечение признаются. Наконец, просто продажа собственной продукции существенного дохода, по понятным причинам, обеспечить не в состоянии.

Что же остается разработчикам Open Source для зарабатывания денег? Остаются: а) техподдержка, включающая сопровождение и обучение, и б) разработка решений "под ключ", например, автоматизированных рабочих мест (АРМ) для специальных областей деятельности.

Я всегда скептически относился к возможности заработать на техподдержке открытого софта. Правда, пример Red Hat, сконцентрировавшей свои усилия именно на этом поприще, выглядит обнадеживающе. Однако много ли таких Red Hat'ов мы на нем видим? Может быть, я чего-то и пропустил - но в любом случае, изобилия имен, подобного существовавшему на заре PC'изации сомна софтверных фирм, разрабатывавших электронные таблицы, настольные СУБД, текстовые процессоры и редакторы, мы в этой сфере не видим.

Разработка АРМ'ов и сопряженного с ними софта - по моему мнению, сфера очень перспективная: именно здесь лежит главный путь внедрения разработок Open Source в корпоративную среду и государственные структуры. Однако в настоящее время рынок этот находится в зачаточном состоянии, и не столько из-за отсутствия спроса, сколько за неимением предложения. Вследствие этого потенциальные потребители такого рода комплексов просто остаются в неведении того, насколько близко их счастье. Это - первое, что не позволяет считать АРМы панацеей от всех бед Open Source. Второе же - то, что для разработки и внедрения АРМов требуется в первую очередь развитие той базы, из которой они собираются - собственно ОС (Linux, например, или BSD) и ее дистрибутива, необходимых в работе утилит и приложений, всякого рода специализированного софта. И если майнтайнеры дистрибутивов могут выступить в роли создателей АРМ на основе собственных систем, то разработчики прочих компонентов оказываются как бы чужими на этом празднике жизни - никакого дохода от деятельности АРМ-интеграторов.

Вообще, ситуация в мире Open Source, как неоднократно отмечалось (например, Николаем Безруковым - http://www.citforum.ru/open_source/academ/, да и автором этих строк - http://posix.ru/openway/opensource_otkuda/) оказывается примерно такой же, как и в мире науки: собственно научными разработками занимаются одни люди, а внедрением в практику их результатов и, соответственно, извлечением из этого прибыли, - совсем другие. Но ведь наука-то со времен древнеримских греков финансируется именно за счет дотаций общества, производимых в той или иной форме: государством - за счет налогов (в том числе и с тех, кто занимается коммерческим использованием ее результатов), частными компаниями - за счет прибыли (в том числе и полученной от внедрения научных достижений), всякого рода фондами - за счет общества, пользующегося плодами научно-технического прогресса. Разработчики же свободного софта часто поставлены в положение, когда они вынуждены заниматься и своим непосредственным делом, сиречь разработкой, и коммерческим его внедрением. И возникает резонное желание разделить эти весьма разные области деятельности.

Таким образом, мы приходим к выводу о том, что определяющим методом финансирования открытых разработок должен быть дотационный - то же, что практикуется в науке. Не скажу, что этот велосипед изобрел я - дотационное финансирование Open Source успешно практиковалось еще тгда, когда самого термина этого не существовало (хотя явление - имело место быть). Наиболее показательные примеры - разработка протокола TCP/IP и BSD Unix, выполненные в Университете Беркли, Калифорния, за счет гранта правительственного агентства DARPA - то есть есть, в конечном счете, за счет американских налогоплательщиков. Нечто подобное, только в меньших масштабах, происходило и при разработке Linux'а - его тоже оплатили финские налогоплательщики посредством своей системы образования.

Не следует забывать и о прямом госбюджетном или муниципальном финансировании открытых проектов. Здесь мне очень впечатляющим видится пример Испании: чуть не каждая провинция этой страны считает своим долгом обзавестись собственным, построенным на базе Ubuntu, дистрибутивом Linux, учитывающим региональную специфику, в частности, языковую - в Испании говорят не на одном только castillano, но и на других языках, например, галицийском (gallego) и каталанском. Дистрибутивы эти предназначенным для нужд провинциальной администрации и разрабатываются по ее заказу.

Местные администрации многих европейских стран время от времени заявляют о полном переводе своего делопроизводства на Linux - на любом новостном сайте соответствующей тематики подобные сообщения появляются чуть ли не раз в месяц. Однако во всех этих случаях речь идет об использовании уже существующих дистрибутивов (чаще всего в этом качестве фигурируют Red Hat и Suse). И наиболее циничными комментаторами трактуются как своеобразная форма шантажа, имеющая целью получить скидки от Microsoft на приобретение ее программных продуктов (так это или нет - судить не возьмусь, но в ряде случаев можно допустить, что истина где-то рядом). Испанские же провинциальные власти не просто внедряют готовые дистрибутивы, а вкладываются в развитие собственных их вариантов. И, следовательно, можно предполагать, что это "всерьез и надолго". Поэтому пример Испании и кажется мне наиболее обнадеживающим.

Второй показательный пример – Бразилия. Если на сайте http://distrowatch.com запросить поиск по критерию Country origin, мы получим список почти в два десятка позиций, включающий дистрибутивы Linux различного назначения. В их числе – ориентированные на дестоп, на ГИС-системы, разного рода LiveCD, ряд из которых создан при прямой правительственной поддержке и предназначается, в том числе, и для сферы образования.

А как же Китай, спросите вы меня? Огромная страна, в которой курс на развитие собственного софта на базе Linux и Open Source признан чуть ли не генеральной линией Партии? Тут я не рискну сказать что-нибудь определенное. Не исключено, что конечным реезультатом движения по заданному курсу окажется что-то, весьма далекое от открытости и свободы...

Есть и другая форма дотаций на развитие открытых проектов. Не секрет, что многие разработчики ядра Linux являются штатными сотрудниками софтверных фирм, связанных с Open Source, в первую очеред - Rad Hat и Novell, участники проекта Mozilla в значительной своей части служат в AOL, а разработчики OpenOffice.org подчас получают за свою работу жалование в Sun.

Наконец, третья форма финансирования открытых проектов - прямые пожертвования со стороны прогрессивной общественности. Это, насколько мне известно, является основным источником средств для OpenBSD, и весьма существенным - для FreeBSD.

Так что же, все хорошо с дотационным финансированием Open Source? Отнюдь, текущее положение дел нельзя назвать стабильным. Государственные программы и проекты имеют обыкновение прекращаться по самым разным, в том числе и политическим, причинам. Ярким примером чему служит та же BSD Unix: развитие ее прекратилось с окончанием финансирования и роспуском CSRG (Computer System Research Group), вызванным, как я подозреваю, распадом мировой системы социализма. Органы местного самоуправления могут сменить ориентацию после очередных выборов. Отношение крупных компаний к Open Source может меняться под влиянием долговременной или сиюминутной конъюнктуры: достаточно вспомнить разброд и шатание Caldera/SCO, сначала разрабатывавшей собственный дистрибутив Linux, затем затеявшей всем известный судебный процесс, а ныне опять проявляющая намерения вернуться на "Открытую дорогу". Что же касается прямых пожертвований - они не могут быть стабильным источником финансирования по определению.

И самое главное - все формы, описанные выше, оставляют за бортом многочисленных разработчиков-индивидуалов открытого софта: им не светит ни госзаказ, ни высокооплачиваемая работа в крупных компаниях (разве что они и так в них работают, занимаясь сочинением открытых программ в свободное от службы время). Единственное, на что они могут рассчитывать - это на частные пожертвования, и такие случаи известны. Однако, как я уже говорил, это очень ненадежный источник финансирования.

Все сказанное выше обрисовывает ситуацию "у них" как весьма далекую от идеала. "У нас" же дело обстоит еще хуже. Госструктуры и местные администрации не горят желанием вкладывать деньги в разработку свободного софта. Компании IT-сферы, выплачивающие зарплату разработчикам, имеются. Да вот беда - в основном это те самые компании, которые сами являются разработчиками оного и, соответственно, должны бы быть предметом дотаций. Что же до прямых пожертвований - такие примеры известны (недавний - с дистрибутивом Freenzy), но назвать их массовыми я бы не рискнул.

Тем не менее, и в нашей стране есть те, кто мог бы быть потенциальными финансовыми донорами открытых проектов. Начнем с госсектора. Здесь в качестве потенциальных доноров видятся в первую очередь силовые структуры. Любому выпускнику ВУЗа с военной кафедрой понятно, что опираться на закрытые (ик тому же чужие) решения в столь деликатном деле - штука рискованная, как бы кольчужка коротка не оказалась.

Мне могут возразить, что как раз силовые ведомства ведут работу в этом направлении - достаточно вспомнить МСВС (Мобильная Система Вооруженных Сил), продемонстрированную широкой публике на LinuxWorld Russia - 2005. Однако это - не более, чем один из дистрибутивов Linux, базирующийся, как и все они, на огромном числе открытых разработок. А вот о поддержке авторов оных я и веду речь в этой заметке. Ведь, как подчеркнул Марк Шаттлворт в своем выступлении, именно их разработки и определяют успех или неуспех любого дистрибутива.

Далее - местная администрация, начиная от муниципалитетов и заканчивая областным и краевым уровнем. И тут особенных комментариев не нужно: переход на свободный софт чреват экономией денег налогоплательщиков - другое дело, стремятся ли органы власти к такой экономии...

О сфере науки и образования говорить, увы, не приходится. Конечно, научно-исследовательские учреждения, ВУЗы и даже средние школы - первоочередные кандидаты в пользователи свободного софта. Однако вот беда - сами они столь же нуждаются в дотациях, как и разработчики проектов Open Source. Каковыми, кстати, подчас и являются.

Теперь о бизнес-сфере. Здесь на первый план выходят хардверные фирмы - от мелких сборщиков "подвального типа" до крупных системных интеграторов. Потенциальная заинтересованность сборщиков - в сокращении накладных расходов. Ведь для того, чтобы продемонстрировать покупателю работоспособность машины, ее следует оснастить кое-каким софтом - и почему бы в этом качестве не выступить софту открытому, то есть практически бесплатному, а не проприетарному, увеличивающему цену готового компьютера?

Что же касается системных интеграторов - именно они потенциально могли бы быть разработчиками тех самых АРМов, о которых я говорил как о самом перспективном пути внедрения разработок Open Source.

Так почему же потенциальные потребители результатов открытых разработок не встают в очередь для финансирования оных? Причин - две. Первая - в том, что они обычно просто не знают, сколько счастья принесет им использование свободного софта. Вторая же, и главная, - в отсутствии механизмов дотирования открытых проектов, с одной стороны, и отработанных форм возврата инвестиций в виде законченных решений, пригодны для использования в госсекторе и бизнесе - с другой.

Поэтому между потенциальными финансовыми донорами и действующими акцепторами-разработчиками должен существовать посредник, который, с одной стороны, будет эти дотации получать, с другой - распределять. Это - первое. Второе - деятельность в обратном направлении, то есть доведение свободных разработок в виде законченных продуктов до пользователей. Каковыми в данном случае будут те самые доноры, обеспечившие дотации.

На роль такого посредника как нельзя лучше подходит некоммерческая общественная организация, включающая в себя представителей как той, так и другой стороны - как юридических, так и частных лиц, а также неформальных сообществ, группирующихся вокруг крупных интернет-ресурсов и периодических изданий соответствующего профиля.

Немаловажным аспектом деятельности такой организации должно быть информирование целевой аудитории (то есть потенциальных доноров) и общества в целом о возможностях и преимуществах решений на основе открытых проектов, устранение некорректных представлений об открытом и свободном программном обеспечении и предубеждения против его использования.

Ознакомление целевой аудитории с методами практического применения открытого софта и обобщение пользовательского опыта и доведение его до разработчиков - также немаловажная часть деятельности общественной организации.

В общем, сфера деятельности общественной организации в поддержку открытого софта видится весьма обширной. Дело остается за малым – такую организацию создать...

В заметке использованы фрагменты из проекта программы подобной ассоциации, написанной Александром Шаботенко aka Trueash, которому, как и всем участникам обсуждения указанной темы, автор выражает свою признательность.

Статья была впервые опубликована на сайте CitCity: http://citcity.ru/12998/.

[ опубликовано 25/07/2006 ]

Алексей Федорчук (alv@posix.ru) - Кто заплатит за свободу?   Версия для печати