Утонченная красота программного кода

Сенсация произошла на одном международном фестивале искусств, который проходил в июне 1999 года, когда первый приз был присужден операционной системе Линукс, детищу Линуса Торвальдса. Этот факт заставил задуматься о перспективах модели Open Source - как далеко она может зайти в своем развитии?

[Harvey Blume]

[ Перевод: © Павел В. Ступин (Кобальт) ]



Когда речь идет об Open Source, не существует такого преувеличения, которое было бы слишком большим. Исходный код Linux, обнародованный Линусом Торвальдсом в 1991 году, сравнивается с переводом Библии Мартином Лютером. Ларри Уолл, создатель языка Перл, объявляет Open Source программирование выражением в мире программного обеспечения фундаментальных принципов христианской морали: нет абсолютному линейному детерминизму; существует свободная воля, трансформирующая реальность; одобряется работа сообща, дух кооперации. Даже китайская коммунистичекая партия благосклонно относится к Open Source. Издание China Youth Daily в одном из выпусков сообщает о том, что открытая разработка программного обеспечения столкнулась с сопротивлением со стороны старых компаний - разработчиков ПО, которые пытаются зацепиться за уходящее в небытие прошлое, пытаясь отстаивать нормативы экономического идеала традиционной рыночной экономики - в то время, как мы живем в век новой, информационной экономики. Не менее принципиально и заявление Стивена Джонсона из журнала FEED, сравнивающего манифест Open Source The Cathedral and the Bazaar, написанный Эриком Рэймондом, с манифестом "Port Huron" Тома Хэйдена, ставшего откровением для радикально настроенной молодежи 60-ых годов 20 века.

Североамериканские индейцы из племени Kwakiutl, проживавшие на Северо-Западе Тихоокеанского побережья нынешнего США, основали экономическую систему дарения и надличностных целей, которая затем столкнулось с непониманием со стороны других американцев, у которых в голове не укладывалось, как можно жить и процветать, не накапливая богатство, а только делясь им с другими. В свете этого непонимания неудивительно, что сегодня мы не можем точно определить: является ли феномен Open Source животным или растением, политикой или религией. Open Source вобрал в себя все лучшее, что только есть в кооперации, децентрализации и инициативном участии, став в оппозицию привычкам консолидации богатства и контроля. Доказано - это прекрасно работает в разработке программного обеспечения, но, тем не менее, остается вопросом то, насколько сильно влияние этого феномена на современную культуру вообще.

В июне этого лета, жюри международного фестиваля искусства Prix Ars Electronica добавило еще одно измерение явлению Open Source, наградив Linux призом Golden Nica как победителя в номинации ".net" (Церемония награждения будет проведена 6 сентября 1999 года в австрийском городе Линц). Уже двадцать лет проводится фестиваль Ars Electronica, который посвящен трансформации культуры из аналоговой в цифровую. Членов жюри теперь совершенно не впечатляют традиционные формы сетевого творчества (например, web-галереи); без внимания остаются и шикарно сделанные сайты. Члены жюри нашли альтернативу: Linux - феномен, дающий мощный толчок развитию глобальной кооперации и заодно провоцирующий к дискуссии о том, является ли программный код произведением искусства. Но этот "многообещающий" спор, просто остается многообещающим, так как у противников данного заявления просто нет аргументов. Каковы собственно могут быть возражения? Воплощения выдающейся инженерной мысли - от Chartez до Бруклинского моста - их эстетическая выразительность давно оценена. Программное обеспечение по сути является тем же самым.

Но награда Ars Electronica относится не только к содержанию Linux (этим аскетичным и безошибочным строкам кода на С, в которых четко и ясно выражается программистская мысль), но и к процессу создания Linux, другими словами, к феномену Open Source вообще. Как заметил Эрик Рэймонд в своей работе "The Cathedral and the Bazaar", "величайшим хаком Линуса было не столько создание самого ядра Linux, сколько изобретение модели разработки Linux". Вручение приза "Golden Nica" наталкивает нас на мысль о необходимости абстрагирования программного кода от процесса разработки с целью постановки вопроса: "Если концепция Open Source смогла привести к написанию программного кода, который достоин называться произведением искусства, может ли она стать основой для развития новых видов искусства?"

Разумеется, если обратиться к истории искусства, то мы сможем обнаружить примеры творчества в стиле Open Source. Например, в 20-ых годах 20 века сюрреалисты экспериментировали с такой формой творчества, которую они называли "утонченной красотой мертвого тела". Суть этого метода заключаласьв том, что в процессе создания картины или стихотворения произведение искусства рождалось, циркулируя между творцами, которые передавали это произведение друг другу, каждый внося свой эстетический вклад. (Примеры такого творчества можно обнаружить в галерее Сюрреалистов в Guggenheim Museum.) Участники подобных сюрреалистических проектов не видели окончательного варианта произведения - они останавливались на стадии завершения собственного вклада, стихотворной строфы или линии, в отличие от современных программистов; но, разумеется, данное обстоятельство не может быть преградой для рассмотрения утонченной красоты мертвого тела с позиций Open Source. Таким мне представляется понимание Open Source - универсальным, гибким, перспективным. Сам рыночный успех Open Source предписывает такой подход: продолжая доказывать свою жизнеспособность, Open Source входит во все большое количество традиционных сфер, создавая сочетания или кооперации, обладающие принципиально новым смыслом. Говоря с более общих позиций, феномен Open Source следует понимать как электронно воплощенное и быстро развивающееся выражение великой вечной мечты об абсолютной кооперации. Как сказали сюрреалисты: "Стихи должны создаваться всеми, а не одним человеком."

Обобщенный подход к Open Source позволяет увидеть в новом свете один из ключевых методов, принятых в искусстве 20-го века: цитирование или сэмплинг (в контексте цифровой культуры). Цитирование в искусстве ранее созданных произведений - это своего рода эстетическое выражение в стиле Open Source. Пикассо начинал свой творческий путь, открыто цитируя стили предыдущих эпох (и закончил, цитируя самого себя). Понятие авторского права никогда не играло сколько-нибудь значительной роли для Пикассо, было важно другое - подлинность и новизна, то есть взгляд на заимствование с другой стороны. К сегодняшнему дню масштаб заимствования достиг колоссальных размеров. Когда операция стала выполняться предельно просто: копируй-и-вставляй, мы стали делать сэмплы из практически всего, что только существует. С одной стороны, это свобода. С другой - воровство. Мы обречены на бессилие в наших попытках провести четкую границу между этими двумя аспектами одного и того же процесса до тех пор, пока сами являемся частями этой системы.

Давайте в качестве примера возьмем Джона Майэтта, названного в выпуске журнала New York Times за прошлый месяц участником грандиозного мошенничества, цель которого "подменить историю искусства". Однако сам Майэтт, несмотря на этот громкий эпитет не сделал чего-то сверхествественного в смысле копирования работ какого-то художника по сравнению с теми, кто занимался подобной деятельностью раньше. Он копировал работы многих современных мастеров, не стараясь добиваться идеального сходства (как считает он сам). "Ко всему, что я делаю, относятся слишком пренебрежительно", признается Майэтт. Ваш любимый Джакометти мог бы запросто стать еще одним Майэттом, и наверняка бы стал, если бы использовал K-Y (средство, повышающее скорость высыхания красок на холсте; один из излюбленных приемов Майэтта, который существенно повышает производительность - то есть количество написанных картин). Удивительно, но K-Y практически ни разу ни привлекала внимания экспертов, которые, покрывая голову пеплом, кричат о смерти искусства, различая настоящих Джакометти, Браков и Шагалов от подделок. Однако в то же время существуют и другие эксперты, которые утверждают, что то, что делает Майэтт - это то, что, собственно говоря, и должен делать современный художник: цитировать, цитировать и еще раз цитировать до безумства, заставляя нас думать о том, что значит подлинность и оригинальность сегодня. Именно это скрывается за решением жюри фестиваля Ars Electronica. Возможно, уже в следующем году, если Майэтту удастся выйти в Сеть с его работами, награда Golden Nica достанется именно ему, сделав его героем андерграунда Open Source - обратной стороной Линуса Торвальдса (имеется в виду контраст феномена Open Source, сочетающего в себе, с одной стороны, свободу [олицетворением чего является Линус], и воровства - с другой стороны [творчество Майэтта]).

Нет, я не ошибся - действительно существует такой феномен как андерграунд движения Open Source. Это та ниша, где открыто подменяются понятия воровства и помощи другим. Олицетворение андерграунда - легендарный Лютер Блиссет. "Лютер Блиссет" - это (согласно информации с сайта "Luther Blisset Project: a mythopoetic on-line guide") "имя, которым может назваться каждый, и которое упоминается каждый день и каждую ночь по всему миру". Когда Блиссет захватил в Риме автобус "с барабанами, конфетти, алкоголем и приемниками, настроенными на Radio Blisset" - захватчики "купили только один билет, потому что они все считали себя одним и тем же лицом - Лютером Блиссетом". Можно было предположить, что дальнейшие события будут развиваться в том же духе: Блиссет начнет взламывать сайты (как он захватывал автобусы). Этой весной он "навестил" hell.com (портал, посвященный искусству, с ограниченным доступом), скачал оттуда все файлы и выложил их на всеобщее обозрение в Сети. Он мотивировал это следующим образом: "Что же такое компьютер, если не возможность дать всем желающим доступ к потоку информации?"

Блиссет также известен как OpenSource-новелист. Вдохновленный папской энцикликой (посланием) Ut Unum Sint ("Все это может быть одним"), он написал "Выживший с 16 века: Q" (еще не на английском), где он заявляет о том, что процесс сочинения не нуждается "в начальниках и мистических наставниках", только вклад множества Блиссетов, каждый из которых был бы разным лицом, если бы все они не были названы одним именем. "Творчество - это коллективный процесс: понятия не принадлежат кому-то одному, гениев не существует, есть только Великое Комбинирование". Видимо, под комбинированием Блиссет подразумевает генерирование паролей к сайтам. Его слоганами могли бы стать выражения типа: "Выпускайте программы рано и часто -- или мы сделаем это за вас!" или "Open Source любыми средствами!"

Феномен Open Source проникает все глубже в разные сферы нашей жизни. Есть много знаков, недвусмысленно указывающих на это. Например, персонажи компьютерных игр становятся открытыми тем самым рекомбинациям Блиссета. Фил Худ, аналитик из Alliance for Converging Technologies, пишет, что компьютерные игры "медленно приближаются к тому, чтобы дать возможность программистам и пользователям добавлять новых персонажей и расширять возможности существующих". Он считает, что компании, занимающиеся разработкой игр только выиграют (в финансовом отношении) от такой кооперации с пользователями. Он объясняет это тем, что "принимая фэнов и покупателей в качестве "соавторов" игр, компании получают в свое распоряжение мощный источник творческой энергии". А за этим источником, разумеется, стоит Open Source. В New York Times было недавно сообщение о том, что появилась игра, "позволяющая филигранно настроить абсолютно каждый аспект движения персонажа". Также не редкость - информация о том, что некоторые игроки, создав сверхмощных персонажей, затем выставляли их на Интернет-аукционе eBay.

Вполне возможно, что похожие процессы ожидают и литературу. Персонажи художественных произведений часто повторно используются - вспомните то, как стараниями многих авторов родился образ Шерлока Холмса, или же как Шекпир, манипулировал своими персонажами, передавая черты характера от одного к другому - но вскоре может произойти нечто новое - начнется виртуальное перемещение персонажей. Не сюжеты, не целые книги, а просто персонажи - то есть герои разных произведений будут ставиться вместе, чтобы заставить их действовать по-новому. Уместно вспомнить о том, как было недавно использовано творческое наследие Набокова итальянским писателем Пиа Пера, который переписал "Лолиту", но уже с точки зрения Лолиты, в то время, как еще в силе закон об авторском праве на оригинал "Лолиты". Если дело будет продолжаться по законам Open Source, Лолиту скоро смогут использовать все, кому это нужно. Кто знает, может когда-нибудь она встретится с Гамлетом.

Мы думаем об Open Source как о феномене, приходящем с передовыми цифровыми технологиями -- естественно, невозможно представить ни Linux, ни, например, Apache без Интернета. Но первостепенным является все-таки акцент не на технологии, но на мечте об абсолютной кооперации, неважно выражено ли это в заявлении "Поэзия должна создаваться всеми, а не одним человеком" или в недавних аллюзиях на электронную ноосферу, сферу идей, частью которой мы являемся. И эта мечта в равной степени может быть реализована как в создании комиксов, так и в распространении научной информации.

Арт Шпигельман, например, взял за основу своей последней книги, "Повествующие трупы: История, расказанная по очереди 69 художниками!" (1995), сюрреалистическую идею "утонченной красоты мертвого тела", где художник, рассказав свою часть передает эстафету следующему. А в июне этого года, директор NIH доктор Харольд Е. Вармус предложил публиковать все научные работы согласно концепции Open Source. По его плану, который еще обсуждается, авторы исследовательких работ вместо публикаций в научных журналах сразу же закачивают свои работы в Сеть, представляя их на суд Сетевой общественности. Такая система внесла бы существенный вклад в развитие кооперационной составляющей науки, разрушив собственнические представления тех, кто привык к традиционным методам. Согласно New York Times, такое развитие событий - это "просто дело времени и выбора средств".

Соединение старой мечты с новыми средствами удваивает мощь Open Source. Популярность Open Source и его присутствие в разных сферах интеллектуальной деятельности человека, соблазняет взглянуть на плоды человеской культуры, рожденные в 20-ом веке, как на траурный марш, посвященный прошлому, перед рождением абсолютной синергетической кооперации. Разумеется, еще только предстоит конфликт OpenSource-утопистов, озаренных идеями сродни указанным выше, и OpenSource-реалистов...Не забывайте, к тому же, о теоретиках OpenSource теологии, политики и бизнес-планирования. Суть в том, что мы еще не можем предсказать, во что выльется феномен Open Source в будущем. По крайней мере, награда Golden Nica, которой удостоился Linux, говорит нам о том, что Open Source дошел уже до уровня искусства.



Автор: Harvey Blume, август 12, 1999.
Источник: © 1999 The Atlantic Unbound by The Atlantic Monthly Company
Digital Culture Index журнала The Atlantic Unbound
Оригинал
Перевод: © Павел В. Ступин (Кобальт), 01/13/01
[Источник: Русская версия "Linux Gazette"]

[ опубликовано 18/11/2001 ]

Harvey Blume - Утонченная красота программного кода   Версия для печати